«Кокения Тавр зовёт» и другие рассказы от хореографа на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

«Кокения Тавр зовёт» и другие рассказы от хореографа на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

Cезон 2021/22 года конкурса семейных рассказов, который проводят «Классный журнал», «Литературное агентство Софии Агачер» и Фонд «Живая книга», продолжает хореограф Маргарита Митрохин, которая прислала на конкурс три своих рассказа. Напоминаем, что ждём работы и от детей, и от взрослых. Главное требование, чтобы работы были так или иначе связаны с семьёй или детством. Положение о конкурсе и порядок участия в конкурсе смотрите по ссылке.

«Кокения Тавр зовёт» и другие рассказы от хореограф на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

Хохлушка

– Ты тоже была маленькой? – недоверчиво спрашиваю я маму и даже касаюсь ладошками её щек. Растягиваю их в разные стороны и отпускаю. Смотрю на маму со всех сторон и не верю.

– Представь себе, – смеётся мама, – и мне тоже было пять лет, как тебе.

Я вздыхаю.

– Поверю на слово, – сдаюсь я и закутываюсь в одеяло.

Мама чмокает меня в макушку, гасит свет и уже собирается выходить из комнаты, когда я задаю вопрос в упор:

– А что ты любила в детстве сильно-пресильно? Бабушка не в счёт.

Мама застывает у двери. Даже в темноте заметно, что она думает.

– Хохлушку, – вдруг говорит мама. – Нашу курицу.

Я цокаю языком от предвкушения очередного маминого рассказа и замираю.

Хохлушка была курицей необыкновенной красоты. Она выделялась среди всех наседок. Белая птица с серыми брызгами перьев. Необычный пушистый хвост. Огромный красный гребень.

Маленькая мама приходила в курятник, гладила пёструю курицу и рассказывала той обо всём на свете: как родители однажды отлупили её крапивой, когда она не слушалась; как ей хочется на следующий год пойти в школу и как ненавидит она детский сад и отчаянно мечтает о большой кукле Ляльке с огромными черными ресницами, которую увидела в витрине магазина. Курица внимательно слушала и кивала гребнем. Она всё понимала и прекрасно разбиралась в детских страданиях.

А потом пришло время, и Хохлушку решили зарубить. На суп. У маленькой мамы случилась истерика. Оказывается, Хохлушка яиц не несла и её изначально откармливали на мясо.

– У меня от переживаний даже поднялась температура, – говорит мама и проводит ладонями по лицу. – Всю ночь я металась по кровати, а наутро в моей голове созрел план. Я встала пораньше, сама кое-как натянула одежду, пробралась в курятник и схватила Хохлушку. Запихнула её в большую клетчатую сумку.

Я слушаю маму с замиранием сердца. Представляю, как она с клетчатой сумкой бежит в лес, чтобы выпустить там Хохлушку и спасти её.

– Почему-то в тот момент я не вспомнила про лисиц, которые часто забегали к нам в посёлок и утаскивали уток и кур из домов, стоящих на окраине. Я думала, что моя любимая Хохлушка теперь свободна, а значит, спасена от жуткой смерти под топором. Отец однажды рубил курицу на моих глазах, и меня потом рвало полдня.

Маленькая мама обняла курицу, заплакала и сказала: «Лети, Хохлушка! Ты свободна!». Сердце мамы разрывалось от горя, но огоньком теплилась мысль о спасении своей любимицы.

Хохлушка не взлетела, она серьезно и укоризненно смотрела на маму то одним глазом, то другим. Потом покачала головкой и деловито скрылась в кустах.

Мама посидела, поплакала и решила возвращаться домой. И именно тогда поняла, что заблудилась. Ей казалось, что она зашла в лес совсем неглубоко и видит опушку. Но солнечные просветы между деревьями были всего лишь маленькими полянами, а лес и не думал расступаться. Маленькая мама почувствовала в прямом смысле слова, как сердце опускается в пятки, она заметалась между деревьями, начала истошно кричать, звать на помощь, но все без толку. Один раз даже попыталась влезть на осину, но сорвалась и грохнулась вниз.

– Я бродила по лесу до вечера и, когда наступила ночь, сжалась в комок под деревом. Не могла от усталости и страха двинуть ни рукой, ни ногой, – рассказывает мама. – Далеко в тёмном небе надо мной висел оранжевый серп месяца, тонкий, словно вырезанный из картона. Я на всю жизнь запомнила эту картину: кроны деревьев, редкие слабенькие звёзды и яркий пылающий месяц.

Я ахаю:

– А что потом?

– Потом меня нашли, – мама улыбается. – Еле живую, замерзшую и трясущуюся. У твоей бабушки половина головы стала седой после того дня. Вот так я повзрослела в пять с половиной лет.

– А что же Хохлушка? Ее съела лиса?

– О, нет, – загадочно отвечает мама. – Хохлушка спасла меня в ответ. Когда меня начали искать всем посёлком, то сначала наткнулись на курицу. Она не ушла с того места, где я её выпустила. Носилась между кустов как заведённая и кудахтала. Когда увидела людей, побежала в другую сторону. Пошли по следам курицы и увидели меня. Так мне потом бабушка рассказала.

Я перевариваю историю про храбрую маленькую маму и храбрую Хохлушку. Я бы так не смогла… Да и где лес найти в центре города? Я обнимаю маму и расцеловываю её лицо.

– А что дальше случилось с Хохлушкой?

Мама накрывает меня одеялом и подтыкает его со всех сторон.

– Папа, твой дед, поклялся, что пальцем мою спасительницу не тронет, – улыбается она. – И Хохлушка ещё долго жила с нами. Слушала мои рассказы про школу и первый класс, про первую любовь и про ссоры с подругами. А теперь спи, дочка, на сегодня историй хватит.

Я быстро засыпаю, и мне снится белая курица с серыми перышками и месяц, похожий на серп. И моя мама, которая тоже, оказывается, была когда-то маленькой.

Мечты

– А теперь напишите на листе ваше самое сокровенное желание, – воодушевлённо объяснила учительница. – Аккуратно сверните бумажку и положите её в шарик. Ребята, только пишите самое главное, самое ценное ваше желание! Подумайте хорошенько.

Учительница подождала несколько секунд, пока не убедилась, что все четвероклассники уткнули свои носы в тетрадные листки. Потом она достала пудреницу и стала внимательно разглядывать свои сильно накрашенные синими тенями веки.

Белка перевела взгляд на бушующую за окном майскую зелень. Май в этом году стоял чудесный. Яблони взрывались белоснежным цветом, черемуха сводила с ума головной болью, а сирень просто заполонила безумным ароматом весь их городок. Белка вздохнула и снова посмотрела на белый лист в клеточку, лежащий перед ней на парте. Отчего-то именно в тот момент ей показалось, что все мечты её сбудутся. Незачем писать желание и запускать его в воздух.

Она обвела глазами всех одноклассников, что-то остервенело строчащих на листках. О чём они могут мечтать, окончив четвёртый класс?

Вот, к примеру, Шурик Шариков, маленький и ушастый. Один раз они подрались с Белкой, и он так сильно ударил её по уху, что у неё звенело в голове ещё два урока. Белка, в свою очередь, расцарапала ему щёку до крови. Каково же было изумление всего класса, когда разъярённый, как лев, и встрёпанный, как драненький воробушек, Шурик тут же побежал жаловаться учительнице на Белку.

Вот громкоголосая, похожая на обезьяну Женька Козлова. Они с Белкой друг друга тихо ненавидели. Белка никогда не давала Жене списывать, и за это Козлова называла её выскочкой и заучкой.

Вот Гоша Писарев. У Гоши всегда была пятёрка по математике, а у Белки – четвёрка. Возможно, поэтому Белка терпеть его не могла.

Вот Рустам Шарапов. Мелкий, мерзкий, наглый и вонючий. Однажды Белка и её подруга Тася написали ему записку и положили в карман куртки. В записке они в учтивых выражениях просили Шарапова залезть вечером в ванну и потереться мочалкой с мылом.

Их класс нельзя было назвать дружным, и Белка никогда не испытывала нежных чувств к своим одноклассникам. Она точно знала, что, когда окончит школу, больше никогда в жизни ни с кем из них общаться не будет.

И вот что они сейчас так яростно малюют на белых листках? Какие такие «самые главные и ценные» мечты?

Посмотрела бы она на них лет через пятнадцать! Белка снисходительно усмехнулась.

Потом осторожно заглянула через плечо своей единственной подруге Тасе, с которой они сидели за одной партой. Тася сосредоточенно мечтала о щенке. Это было её сокровеннейшее, чистое и искреннее желание, Белка знала о нём и считала слишком мелким для мечты.

Девочка еще немного посидела, глядя на закрытые окна, не впускающие май в душный, затхлый класс, пахнущий пылью и мелом, а потом решительно склонилась над листком и уверенной рукой вывела: «Уехать в Москву, стать актрисой и идти по красной дорожке».

***

Тася очень хотела, чтобы ей подарили щенка.

Через плечо она тихонько подглядела, что же яростно чёркает своим размашистым почерком на бумажке её лучшая подруга Наташка Белякова, которую все звали Белкой.

Наташка выводила: «Уехать в Москву, стать актрисой и идти по красной дорожке».

Тася почему-то даже не сомневалась, что Белка загадает именно это.

Потом учительница собрала «самые искренние и большие желания», просмотрела их и разложила по шарикам.

– Ну что ж, 4 Б класс! – громко заявила учительница. – Как замечательно, что сейчас у каждого из вас есть мечта. Так давайте же теперь мы пойдем на улицу, надуем шары и запустим ваши желания в небо!

4 Б класс радостно загалдел.

Сноп разноцветных шаров ликующе сорвался из рук учительницы, взмыл в воздух и застрял на ветках первого же тополя, попавшегося на пути мечтам.

Многие шары лопнули. Белка стояла, запрокинув голову и, казалось, ничего не видела вокруг, кроме запутавшихся, так и не взмывших в голубую высь загаданных желаний. Тася смотрела на Белку. Она вдруг подумала, насколько важно и значимо Белкино желание для неё самой...

Вдруг Тася услышала, как их учительница, смеясь, ехидным шёпотом говорит своей подруге – учительнице параллельного класса:

– Запутались, да и ладно. Всё равно все желания-то деревенские были. Туда им и дорога – остаться в нашей глуши.

Таська не знала почему, но горячие слёзы брызнули у неё из глаз: у неё было так горько, так мерзко на душе и было так обидно – за их мечты, но больше всего за Белку. За её красную дорожку… Хорошо, что она не слышала тех слов.

Щенка Тасе привёз папа через месяц – помесь овчарки и дворняги. Тася была счастлива.

Кокения Тавр зовет

Когда Фёкла училась в пятом классе, она очень любила уроки музыки в школе.

Уроки музыки в общеобразовательных учебных заведениях проходили по программе Дмитрия Борисовича Кабалевского.

Сами песни были разные: некоторые нравились Фёкле, а некоторые она считала совершенно глупыми. Но ей определённо нравилась их учительница музыки – высокая и красивая, с длинными жёлтыми волосами, завитыми крупными кудрями, она сильно напоминала куклу Барби, только немного постаревшую. И звали учительницу почти как куклу – Анжела. Анжела Васильевна. Она сверкала голубенькими глазками и постоянно откидывала театральным жестом роскошную копну волос назад.

На уроках они пели много хороших советских песен. Но надо отдать должное Кабалевскому, произведений с ярко выраженной коммунистической тематикой в его программе было мало. Про природу, дружбу и любовь гораздо больше.

Загвоздка состояла в том, что Анжела Васильевна объясняла содержание некоторых песен довольно расплывчато, не заостряя внимание на том, кто такой, собственно, Чапаев, откуда взялся Мальчиш-Кибальчиш и за что мучили Зою Космодемьянскую.

Возможно, Анжела Васильевна считала, что озаботиться этим вопросом должен был учитель истории.

И когда на очередном уроке их класс начал разучивать песню с пафосно-драматичным названием «Я – фронт», Фёкла не смогла сдержаться и разрыдалась от смеха. Просто потому, что уши у Витьки Сидорина краснели и шевелились прямо перед её глазами. И на словах «Пусть от тиранов и кровопийц будет навек очищен край!» Витька потрясал кулаком и ушами.

Шепчутся тайно города,

Слышится тайный вздох с высот,

Спорят Парнита и Химет

И Кокения Тавр зовёт.

– Кто такая Парнита? – прошептала Фёкла на ухо подруге Маруське.

Маруська растирала сопли и слюни по парте, не в силах поднять голову и внятно ответить на вопрос. Её плечи сотрясали неистовые приступы смеха.

Фёкла никак не могла уняться:

– Анжела Васильевна! «Какка»… Что? Каккания?! Серьезно?

Анжела Васильевна убрала руки от фортепиано и гневно сверкнула глазами:

– Игнатьева! Ты снова нарушаешь дисциплину!

– Я просто хотела выяснить.

Анжела Васильевна встряхнула кудрями и резко поднялась со стула.

– Итак, последний раз говорю: придёте домой и спросите у родителей про все непонятные названия. Такое домашнее задание.

Потом они писали под диктовку слова песни Микиса Теодоракиса «Я – фронт». Писали, кто как слышит.

В те годы народ и в помине не знал про «Яндекс» или «Гугл». Поэтому Фёкла не могла прийти домой и «погуглить», что же есть такое «Парнита» и «Химет». И кого куда зовёт «Каккания Тавр».

Зато вместо «Гугла» у Фёклы была бабушка.

– Бабушка! – кричала Фёкла, ворвавшись домой после школы, забрасывая портфель в комнату и открывая дверь на кухню. – Бабушка! Кто такая Каккания?

Совместными усилиями бабушки, мамы и отца из сбивчивых пояснений Фёклы они скоро выяснили, что загадочная «Каккания» – действительно название местности в Греции. Только не «Каккания», а «Кокения». И не «Кокения Тавр», а Кокения этот самый Тавр зовёт. Тавр – тоже местность в Греции. Получается, разные населённые греческие пункты шепчутся и зовут друг друга на восстание против захвативших власть «плохих людей». А именно – «Черных полковников», пришедших к власти в Греции в результате фашистского переворота в 1967 году.

Когда все более-менее прояснилось, жить сразу стало легче. С тех пор словосочетание «Кокения Тавр» Фёкла употребляла как синоним полнейшей неразберихи в жизни.

«Мы и наши маленькие волшебники!»: два рассказа о детях войны

Об авторе

Маргарита Митрохина родилась 12 августа 1990 года в Тульской области, Алексинском районе, посёлке Новогуровский. Окончила музыкальную школу. После девятого класса общеобразовательной школы в 2005 году поступила в Тульский педагогический колледж №1 на музыкальное отделение. В двадцать лет впервые сильно влюбилась и написала свой первый рассказ о неразделённой любви. Работает хореографом и художественным руководителем в танцевальных и общеобразовательных школах. В 2018 году вышла замуж, в 2019 году родился сын Дима. Нигде не публиковалась. Пишет для себя, а теперь и для своего сына.

О конкурсе и организаторах

Положение о конкурсе «Мы и наши маленькие волшебники!», в котором могут принимать участие и взрослые и дети, а также порядок отправки работ на конкурс, смотрите по ссылке , рассказы сезонов 2018-2019 гг можно прочитать по ссылке и в отдельном сборнике рассказов «Дети и взрослые детям и взрослым» на Ridero . Рассказы 2020 года смотрите по этой ссылке , новые работы смотрите на сайте «Классного журнала» в разделе «Читать как дышать» .

«Классный журнал» (http://classmag.ru) – современный журнал полезных развлечений для детей 7-13 лет, который издательство «Открытые системы» выпускает с 1999 года. Каждый номер «Классного журнала» содержит самую актуальную информацию для детей, которые любят его за разнообразие жанров, тем и рубрик. Комиксы, квесты, анекдоты, страшилки, детективы, сканворды, тесты, эксперименты и даже новости для детей — все это есть в «Классном журнале»! Издание рассказывает об окружающем мире, взаимоотношениях, науке, путешествиях, о животных, природе, загадках нашего мира, публикует интересные истории и обзоры детской литературы, а также настольные игры, в которые можно играть всей семьей!

В 2019 на V Всероссийском конкурсе детских СМИ «Волшебное слово» «Классный журнал» был признан «Лучшим журнал для среднего школьного возраста», в 2020 на 10-м Деловом форуме российских СМИ «Классный журнал» стал победителем конкурса «Маленький принц». А в 2021 году «Классный журнал» завоевал высшую награду — Гран-при — конкурса детских СМИ «Волшебное слово», то есть официально был признан лучшим детским журналом России. «Классный журнал» — дважды лауреат знака «Золотой фонд прессы» 1-й степени и дважды призёр международного конкурса «Золотое перо Руси».

Скачать для ознакомления 20 номеров «Классного журнала» и журнала для дошкольников «ПониМашка» можно по ссылке .

«Охотники» Бориса Алексеева на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

София Агачер (agacher.com), писатель, автор книги для семейного чтения «Рассказы о Ромке и его бабушке», создатель «Литературного агентства Софии Агачер». Врач, живёт и работает в Москве и в Чикаго. Считает, что книга – это живое существо, а игра – один из основных способов общения взрослых и детей. По её мнению, конкурс коротких рассказов «Мы и наши маленькие волшебники» тоже может стать увлекательной игрой для всей семьи, поскольку вместе можно не только читать, но и сочинять, рисовать и фотографировать.

«Охотники» Бориса Алексеева на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

Фонд поддержки литературной деятельности и сценического искусства «Живая книга» был создан в Москве в декабре 2019 года по инициативе группы волонтеров, объединившихся вокруг проекта Международного конкурса короткого семейного рассказа «Мы и наши маленькие волшебники» и Фестиваля детских и юношеских театральных коллективов «Живая книга», с целью их развития, финансовой поддержки и издания литературы для семейного чтения. С деятельностью Фонда «Живая книга» можно ознакомиться в социальных сетях: «Инстаграм» и «Фейсбук» Фонда по ссылкам.

Рассказы для семейного чтения от Нины Соловцовой из Москвы

См. также программу «Классное детство» на радио «МедиаМетрикс» , в которой София Агачер и член жюри конкурса «Мы и наши маленькие волшебники!», поэт, писатель, критик, драматург Лев Яковлев рассказали о том, для чего был придуман конкурс.


Поделиться: