«Смешные рассказы брата о сестре» на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

«Смешные рассказы брата о сестре» на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

Третий сезон рассказов для семейного чтения «Мы и наши маленькие волшебники!» «Литературного агентства Софии Агачер» и детского издания «Классный журнал», в котором могут принять участие и взрослые, завершает Алексей Некрасов, призёр номинации «Классная история» прошлогоднего конкурса добрых дел «Классно быть хорошим!», который прислал три истории о своей сестре Насте под общим названием «Смешные рассказы брата о сестре». Призовую историю 2019 года «За доброе дело жди награды смело» мы также публикуем в конце подборки!

«Смешные рассказы брата о сестре» на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

 

Моя сестра Настя

Наверное, я самый счастливый ребенок на свете! У меня есть папа, мама и сестра. Мою сестру зовут Настя. Она очень веселая, или, как говорят взрослые, жизнерадостная. Настя все время смеется, какие бы истории с ней ни приключались, а их постоянно случается великое множество!

Например, однажды, еще в детском саду, ей нужно было подготовить рассказ про любимую книжку. А Настя, надо сказать, совсем не любит читать, поэтому у неё есть любимый фильм, любимое блюдо, любимая музыка, любимая одежда, любимая детская площадка, и много еще чего есть любимого, а вот любимой книжки нет. Поэтому в тот день она пришла из садика печальная-распечальная. Я, конечно, вызвался помочь и своими словами рассказал ей сказку про аленький цветочек. На следующий день она вернулась домой довольная и сияющая.

— Настя, ну как, рассказывала про любимую книжку? – спросил я.

— Да, — ответила Настя, — всем так понравилось! Все смеялись, наверное, полчаса! Спасибо, что подсказал!

Тут я почувствовал неладное и осторожно спросил:

— А что ты сказала?

— Ну, меня спросили, какая моя любимая книжка, я сказала, и всё… Дальше ни о чём уже не спрашивали. И вообще, больше никого не спрашивали… Потом мы пошли гулять.

Ощущение неладного углубилось.

— Настя, а как ты всё-таки сказала?

— Ну как, как… Прямо так и сказала, что моя любимая книжка – это сказка «Вяленький цветочек»!

Я чуть было не поперхнулся. А Настя и говорит, как ни в чем не бывало:

— Я, наверное, завтра еще об одной книжке расскажу. А что?

Вот такая у меня сестра!

Настя учится играть на пианино

Когда Насте стукнуло семь лет, мама и папа отдали ее в музыкальную школу. Я сначала немного обиделся, что она будет уметь играть на пианино, а я не буду уметь. Но потом не просто перестал обижаться, но даже обрадовался. Да и в конце концов, я же хочу быть лётчиком, а лётчику все эти ноты ни к чему, он пишет музыку белыми следами в синем небе высоко над землей. Такие следы называются инверсионными.

А Насте, поскольку ей судьбой предначертано ходить по земле, пришлось как-то раз учить песню про паровоз: «едет, едет паровоз, две трубы и сто колёс». Ну и что-то там дальше... Вообще, пока Настя играла одним пальцем, это еще куда ни шло, получалось даже немного похоже на простые мелодии, на какие-то там «во саду ли в огороде» или «василёк». А тут дело было другое, нужно было левой рукой ударить по клавишам, а правой в это время мелодию выводить, перебирая всеми пятью пальцами. Вот тут Настю и переклинило: она долбила обеими руками по клавишам синхронно и никак не могла оставить одну из рук в покое.

Я, наблюдая за ее мучениями, еле сдерживал смех. Уж очень забавно она готовилась играть. Выпрямляла спинку, дергала подбородком, затем наклоняла голову на бок, клала руки на колени, потом поднимала их вверх, делала мягкий взмах и… со страшным скрежетом стучала по клавишам обеими руками одновременно. И все начиналось сначала: спинка, подбородок, голову на бок, руки на колени, взмах, и снова та-да-да-да-да-да-дам… Опять неправильно. Спинка, подбородок, руки… И так до тех пор, пока она окончательно не расстраивалась и не начинала долбиться головой об пианино или швырять на пол ноты, ну или попросту реветь.

Тот день, когда у нее наконец получилось был почти праздничным! А еще на следующий день Настя должна была сдавать зачет своей учительнице. Она одела платье с белым воротничком. Мама настроила веб-камеру. Настя особенно грациозно выпрямила спинку, величественным жестом подняла подбородок, снисходительно наклонила голову, истинно королевским жестом подняла над клавишами руки… И вдруг: ТА-ДА-ДА-ДА-ДА-ДА-ДАМ!!! Снова неправильно, обеими руками вместе, но как выразительно, с какой силой искусства и артистизма!

С тех пор в нашей семье живет веселая песенка:

Все играют «Паровоз»:

«Две трубы и сто колёс».

Наша Настенька-краса:

«Сотня труб, два колеса»!

Настя и котики

Мы первый раз приехали на дачу. До этого у нас дачи не было, а теперь появилась и мы начали ремонтировать старый дом и копать грядки. Мы с Настей первым делом пошли обозревать окрестности. Дело было осенью, и людей на улицах было мало. В основном они сидели внутри своих уже отремонтированных домов или вообще в городе. Зато всякой живности было хоть отбавляй: и коты, и собаки, и даже утки и куры. Всех котов, которых мы встречали, мы называли марками кошачьих кормов. Так у нас появились Вискас, Китекет, Феликс и Гурмэ. Еще одного, рыжего, назвали Главпродуктом, потому что еще одно название корма мы уже не смогли вспомнить.

Настя причитала над каждым котиком:

— Ой, какой милый! Посмотри, какие глазки!! Он голодный, ему холодно!

Коты чувствовали такое расположение к себе, терли об Настю свои облезлые бока и выразительно мяукали. Кончилось дело тем, что папу оторвали от ремонта и повели в магазин, за кошачьим кормом.

Вечером того же дня к нашему забору подошел первый котик. Наверное, это был Вискас. Как-то он почувствовал, что здесь есть еда, был тут же впущен на нашу территорию и накормлен ну просто до отвала. После этого кот еще немного потерся об Настю и ушел.

Мы хотели уже идти в дом, как вдруг снова услышали кошачье мяуканье.

— Надо же, это Вискас сказал другим котам, что у нас есть корм! Это Китекет! Наверное, у них работает кошачий телеграф! – радостно воскликнула Настя.

И Китекет тоже был накормлен. На удивление, через минуту появился еще один голодный бедняжка. Мы уже не уходили от калитки, ждали гостей. Стремительно темнело, света у нас пока не было. Когда к нам пожаловал еще один гость, мы уже не могли отличить черного Феликса от рыжего Главпродукта. И вот этот Главпродукт (или Феликс) был схвачен Настей и практически насильно накормлен. Он неохотно доедал последние кусочки, когда хлопнула соседняя калитка и на улицу вышла соседка.

— А, Васька, паршивец, вот ты где! – крикнула она, — вы, дети, не кормите его, он может есть бесконечно, я кормлю его четыре раза в день, а ему все мало! А ну пошел домой, брысь, брысь!

И соседка быстро загнала кота на свой участок. И тут я понял, что мы весь вечер кормили одного и того же прожорливого соседского Ваську! Кто их в темноте разберет! Да к тому же, я так думаю, кот раз от раза становился все толще, поэтому был каждый раз как будто разной комплекции, вот и казался нам то Вискасом, то Китекетом, то Феликсом!

-Вот, — сказал я Насте, — в любви к животным тоже нужен разум!

А она почему-то надулась. Собрала остатки корма и пошла в дом.

«Смешные рассказы брата о сестре» на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

Котика нарисовала Настя специально для этого рассказа.

За доброе дело жди награды смело

Однажды мы с моим другом Максимом решили снизить травматизм на железных дорогах. Это было летом на даче. Недалеко от станции 42-й километр Казанской железной дороги есть пешеходный переход через рельсы, совершенно открытый, без шлагбаумов и светофоров. Мы решили всё лето дежурить на этом переходе, следить за порядком, подавать сигналы поездам и, главное, напоминать людям о правилах поведения при переходе железнодорожных путей. Мой друг Максим хочет стать спасателем, и я, хотя и хочу стать пилотом, решил ему помочь и сделать доброе дело.

Собирались мы основательно. Я взял с собой мобильный телефон, чтобы звонить в полицию и фотографировать нарушителей, а Максим – жезл регулировщика, чтобы сигнализировать поездам о том, свободен ли путь.

— Лёш, ты только представь, — взахлеб говорил Максим, вдруг мы увидим старенькую глухую бабушку на рельсах? Надо будет заблаговременно подать поезду сигнал экстренной остановки!

Мне сразу стало очень страшно, и я сказал:

– А вдруг она еще и слепая окажется?

– И хромая! – вытаращив от страха глаза, добавил Максим.

Времени терять было нельзя. И мы побежали на станцию.

Сначала на переходе не происходило вообще ничего, и нам даже стало немного скучно. Но тут, наконец, появился первый пешеход, да еще и нарушитель, потому что он шел через рельсы и совершенно не смотрел по сторонам.

– Пожалуйста, смотрите внимательно, когда переходите железную дорогу! – очень вежливо закричал ему Максим. Но пешеход даже не обернулся.

– Посмотри, он, кажется, в наушниках! – заметил я. – Разве он не знает, что наушники обязательно надо снимать!

И мы набрали воздуха в грудь и закричали что было мочи:

– Снимите наушники!!!

Пешеход обернулся, остановился, вытащил наушник из одного уха и крикнул:

– Что??

– Лёша, смотри, он остановился прямо на рельсах! Разве он не знает, что останавливаться ни в коем случае нельзя?

– Не останавливайтесь! – заорал я.

– Что? – опять не понял пешеход.

– Идите дальше! – еще громче меня закричал Максим.

– Хулиганы! – ответил пешеход и вставил наушник обратно в ухо.

Тут мы оба с Максимом не выдержали, и стали кричать каждый своё, да так громко, что аж покраснели от натуги:

– Идите дальше!

– Снимите наушники!

– Снимите дальше!

– Идите наушники!

И так мы орали до тех пор, пока пешеход благополучно не миновал опасный участок.

– Так ничему и не научился, – вздохнул Максим.

– А еще нас хулиганами обозвал, – огорчился я.

– Это ничего, – сказал Максим, – у настоящих спасателей еще и не то бывает. Главное, мы доброе дело делаем! О!!! Смотри!!! Старушка!!! С костылём!

– Слепая, глухая и хромая, — с ужасом подумал я, — и поезд вдалеке!

Мы ужасно испугались за старушку и стали прямо-таки подпрыгивать и махать руками:

– Стойте! Не переходите! Поезд по второму пути!

И мы так громко кричали, и так отчаянно махали, что даже эта глухая старушка нас увидела и услышала. Но то, что она сказала, не лезло вообще ни в какие ворота.

Она сказала:

– Спасибо, я не глухая и не слепая, я всё вижу.

– Видит она, как же – хмыкнул Максим, и закричал так громко, чтобы старушка совершенно точно его услышала:

– Нет, вы не видите! Если бы вы видели, то остановились бы за пять метров от рельсов, а вы вон, к самым рельсам подошли! Сделайте пять шагов назад, пожалуйста!

– Никаких шагов я делать не буду, — запротестовала старушка, — а вы, мальчики, прекратите хулиганить и идите домой.

– Кто здесь хулиганит?! – не выдержал я, — мы здесь сегодня дежурим и будем дежурить всё лето! Чтобы не было травматизма среди населения!

– Вам, ребята, еще самим надо учиться, а не указывать взрослым людям, как им себя вести. Еще раз вам говорю, я все прекрасно вижу.

Тут я немного растерялся, но мой друг Максим нашел, что ей ответить

– Вот когда попадете под поезд, тогда и будете говорить, что вы все видите! – ловко отрезал он.

Тут мимо нас загрохотал поезд, и мы уже не слышали, что нам ответила старушка. Но, кажется, она кричала что-то не очень приятное, потому что она при этом размахивала своим костылём.

– Максим, что она говорит? – спросил я.

– Благодарит, кажется! – ответил Максим.

Но все-таки после беседы со старушкой мне уже немного расхотелось быть дежурным. Но буквально через 10 минут мы увидели то, от чего я сразу же отбросил в сторону все свои малодушные мысли. Мы увидели «зацепера». Это такие ребята, которые не знают, что напряжение в проводах составляет 27 500 В и их смертельно опасно касаться, а также того, что поезд разгоняется до 120 км в час, и что на такой скорости удержаться на поезде просто невозможно. Настало время настоящего подвига!

Мы набрали в грудь столько воздуха, сколько могли вместить наши легкие, и закричали изо всех сил:

– Немедленно слезьте с поезда. Это смертельно опасно!

Мы прыгали и кричали, кричали и прыгали, но «зацепер» помахал нам рукой и даже и не подумал слезать. Тогда я пошел на крайнюю меру и стал фотографировать его на мобильный телефон. Это подействовало! Нарушитель слез с поезда и начал очень быстро приближаться к нам. Я хотел закричать, что надо смотреть по сторонам при переходе рельсов, но он приближался как-то очень уж быстро, и мы с Максимом оба одновременно почувствовали неладное и, не сговариваясь, позорно оставили свой пост, т.е. попросту говоря, дали деру.

Мы бежали долго, наперерез через кусты, и даже боялись оглянутся, чтобы узнать, есть за нами погоня или нет. Наконец, прибежали на дачу, отдышались и предались грустным и философским думам. Почему людям делаешь добро, а они ругаются или бросаются за тобой в погоню? Разве доброе дело не достойно только похвалы и награды? Почему все так получилось? Как вы думаете, дорогой читатель?

«Охотники» Бориса Алексеева на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

Положение о конкурсе, в котором могут принимать участие и взрослые и дети, смотрите по ссылке, рассказы сезонов 2018-2019 гг. и новые работы смотрите на сайте «Классного журнала» в разделе «Читать как дышать». Работы на конкурс можно отправить, заполнив эту анкету

Об авторе

Алексей Некрасов, 11 лет. Живет в г. Москве, занимается каратэ, любит рыбалку, увлекается техникой, особенно самолётами, танками и поездами. В 2029-м году стал призёром номинации «Классная история» конкурса «Классно быть хорошим!».

Об организаторах

«Классный журнал» (http://classmag.ru) – современный журнал для детей младшего и среднего школьного возраста (целевая аудитория 7-13 лет, мальчики и девочки), выпускается с 1999 года издательством «Открытые системы». Каждый номер «Классного журнала» (тираж журнала — 46 тыс. экземпляров, выходит два раза в месяц) содержит самую актуальную информацию для детей. Журнал выпускается полностью на российской издательской и полиграфической базе при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и распространяется на всей территории Российской Федерации в розницу и по подписке. В 2019 году «Классный журнал» был отмечен знаком «Золотой фонд прессы-2019» 1-й степени, получил диплом «За большую работу по привлечению к чтению подрастающего поколения и воспитанию у детей художественного вкуса» от Союза журналистов Москвы, на V Всероссийском конкурсе детских СМИ «Волшебное слово» «Классный журнал» был признан «Лучшим журнал для среднего школьного возраста», на 10-м Деловом форуме российских СМИ «Качественная пресса России и перспективы ее развития» в 2020 году «Классный журнал» был объявлен победителем конкурса «Маленький принц» (номинация для изданий, предназначенных для детей и подростков от 3 до 15 лет) в рамках Всероссийского проекта «Золотой фонд прессы».. Скачать для ознакомления 20 номеров «Классного журнала» и журнала для дошкольников «ПониМашка» можно по ссылке .

«Охотники» Бориса Алексеева на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

София Агачер (agacher.com), писатель, автор книги для семейного чтения «Рассказы о Ромке и его бабушке», создатель «Литературного агентства Софии Агачер». Врач, живёт и работает в Москве и в Чикаго. Считает, что книга – это живое существо, а игра – один из основных способов общения взрослых и детей. По её мнению, конкурс коротких рассказов «Мы и наши маленькие волшебники» тоже может стать увлекательной игрой для всей семьи, поскольку вместе можно не только читать, но и сочинять, рисовать и фотографировать.

«Охотники» Бориса Алексеева на конкурс «Мы и наши маленькие волшебники!»

См. также программу «Классное детство» на радио «МедиаМетрикс», в которой София Агачер и член жюри конкурса «Мы и наши маленькие волшебники!», поэт, писатель, критик, драматург Лев Яковлев рассказали о том, для чего был придуман конкурс.


Поделиться: