Популярные журналы для детей:"Классный журнал"
"ПониМашка"
Рассказ лауреата конкурса «Классно быть хорошим!» Алексея Некрасова

Рассказ лауреата конкурса «Классно быть хорошим!» Алексея Некрасова

Автор этой истории Алексей Некрасов вошёл в тройку призёров номинации «Классная история» ежегодного конкурса добрых дел «Классно быть хорошим!», партнёром которой является Российская государственная детская библиотека. В церемонии награждения победителей, которая недавно состоялась в библиотеке Московского Дворца пионеров, Алексей принять участие не смог. Но призовую книгу от Российской государственной детской библиотеки получил его отец, Александр Некрасов.

Рассказ лауреата конкурса «Классно быть хорошим!» Алексея Некрасова

Итак, призовая история от Алексеся Некрасова.

За доброе дело жди награды смело

Однажды мы с моим другом Максимом решили снизить травматизм на железных дорогах. Это было летом на даче. Недалеко от станции 42-й километр Казанской железной дороги есть пешеходный переход через рельсы, совершенно открытый, без шлагбаумов и светофоров. Мы решили всё лето дежурить на этом переходе, следить за порядком, подавать сигналы поездам и, главное, напоминать людям о правилах поведения при переходе железнодорожных путей. Мой друг Максим хочет стать спасателем, и я, хотя и хочу стать пилотом, решил ему помочь и сделать доброе дело.

Собирались мы основательно. Я взял с собой мобильный телефон, чтобы звонить в полицию и фотографировать нарушителей, а Максим – жезл регулировщика, чтобы сигнализировать поездам о том, свободен ли путь.
- Лёш, ты только представь, - взахлеб говорил Максим, вдруг мы увидим старенькую глухую бабушку на рельсах? Надо будет заблаговременно подать поезду сигнал экстренной остановки!

Мне сразу стало очень страшно, и я сказал:

– А вдруг она еще и слепая окажется?

– И хромая! – вытаращив от страха глаза, добавил Максим.

Времени терять было нельзя. И мы побежали на станцию.

Сначала на переходе не происходило вообще ничего, и нам даже стало немного скучно. Но тут, наконец, появился первый пешеход, да еще и нарушитель, потому что он шел через рельсы и совершенно не смотрел по сторонам.

– Пожалуйста, смотрите внимательно, когда переходите железную дорогу! – очень вежливо закричал ему Максим. Но пешеход даже не обернулся.

– Посмотри, он, кажется, в наушниках! – заметил я. – Разве он не знает, что наушники обязательно надо снимать!

И мы набрали воздуха в грудь и закричали что было мочи:

– Снимите наушники!!!

Пешеход обернулся, остановился, вытащил наушник из одного уха и крикнул:

– Что??

– Лёша, смотри, он остановился прямо на рельсах! Разве он не знает, что останавливаться ни в коем случае нельзя?

– Не останавливайтесь! – заорал я.

– Что? – опять не понял пешеход.

– Идите дальше! – еще громче меня закричал Максим.

– Хулиганы! – ответил пешеход и вставил наушник обратно в ухо.

Тут мы оба с Максимом не выдержали, и стали кричать каждый своё, да так громко, что аж покраснели от натуги:

– Идите дальше!

– Снимите наушники!

– Снимите дальше!

– Идите наушники!

И так мы орали до тех пор, пока пешеход благополучно не миновал опасный участок.

– Так ничему и не научился, – вздохнул Максим.

– А еще нас хулиганами обозвал, – огорчился я.

– Это ничего, – сказал Максим, – у настоящих спасателей еще и не то бывает. Главное, мы доброе дело делаем! О!!! Смотри!!! Старушка!!! С костылём!

– Слепая, глухая и хромая, - с ужасом подумал я, -- и поезд вдалеке!
Мы ужасно испугались за старушку и стали прямо-таки подпрыгивать и махать руками:

– Стойте! Не переходите! Поезд по второму пути!

И мы так громко кричали, и так отчаянно махали, что даже эта глухая старушка нас увидела и услышала. Но то, что она сказала, не лезло вообще ни в какие ворота.

Она сказала:

– Спасибо, я не глухая и не слепая, я всё вижу.

– Видит она, как же – хмыкнул Максим, и закричал так громко, чтобы старушка совершенно точно его услышала:

– Нет, вы не видите! Если бы вы видели, то остановились бы за пять метров от рельсов, а вы вон, к самым рельсам подошли! Сделайте пять шагов назад, пожалуйста!

– Никаких шагов я делать не буду, - запротестовала старушка, - а вы, мальчики, прекратите хулиганить и идите домой.

– Кто здесь хулиганит?! – не выдержал я, - мы здесь сегодня дежурим и будем дежурить всё лето! Чтобы не было травматизма среди населения!

– Вам, ребята, еще самим надо учиться, а не указывать взрослым людям, как им себя вести. Еще раз вам говорю, я все прекрасно вижу.
Тут я немного растерялся, но мой друг Максим нашел, что ей ответить

– Вот когда попадете под поезд, тогда и будете говорить, что вы все видите! – ловко отрезал он.
Тут мимо нас загрохотал поезд, и мы уже не слышали, что нам ответила старушка. Но, кажется, она кричала что-то не очень приятное, потому что она при этом размахивала своим костылём.

– Максим, что она говорит? – спросил я.

– Благодарит, кажется! – ответил Максим.

Но все-таки после беседы со старушкой мне уже немного расхотелось быть дежурным. Но буквально через 10 минут мы увидели то, от чего я сразу же отбросил в сторону все свои малодушные мысли. Мы увидели «зацепера». Это такие ребята, которые не знают, что напряжение в проводах составляет 27 500 В и их смертельно опасно касаться, а также того, что поезд разгоняется до 120 км в час, и что на такой скорости удержаться на поезде просто невозможно. Настало время настоящего подвига!

Мы набрали в грудь столько воздуха, сколько могли вместить наши легкие, и закричали изо всех сил:

– Немедленно слезьте с поезда. Это смертельно опасно!

Мы прыгали и кричали, кричали и прыгали, но «зацепер» помахал нам рукой и даже и не подумал слезать. Тогда я пошел на крайнюю меру и стал фотографировать его на мобильный телефон. Это подействовало! Нарушитель слез с поезда и начал очень быстро приближаться к нам. Я хотел закричать, что надо смотреть по сторонам при переходе рельсов, но он приближался как-то очень уж быстро, и мы с Максимом оба одновременно почувствовали неладное и, не сговариваясь, позорно оставили свой пост, т.е. попросту говоря, дали деру.

Мы бежали долго, наперерез через кусты, и даже боялись оглянутся, чтобы узнать, есть за нами погоня или нет. Наконец, прибежали на дачу, отдышались и предались грустным и философским думам. Почему людям делаешь добро, а они ругаются или бросаются за тобой в погоню? Разве доброе дело не достойно только похвалы и награды? Почему все так получилось? Как вы думаете, дорогой читатель?
 


Поделиться: